О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая
чем полезен кислородный коктейль, портал здоровье

Глава вторая. Страница 1

1 - 2 - 3

Глава вторая.

Встречи с В.А. Серовым. — П.С. Остроухов. — Кружок художников в доме С.И. Мамонтова. — Домашние спектакли у Мамонтова. - Характер Серова. Его первые работы. Пейзажи и портреты Серова. — П.П. Чистяков о Серове. — Исторические картины Серова. — Последнее свидание в Париже. — Смерть Серова.

С В.А. Серовым я встретился впервые в бытность мою учеником Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Я уже упоминал о том, что оканчивающим курс ученикам был задан эскиз на тему «Снятие с креста». Работа вышла у меня удачной, о ней заговорили в художественных кругах, и это обстоятельство привело к моему знакомству с Ильей Семеновичем Остроуховым и Валентином Александровичем Серовым. Они пригласили меня в свою мастерскую на Ленивке, где группа художников занималась рисованием с натурщиц. Тут я впервые увидел, как Серов рисует, и сразу был поражен его мастерством. Он не только рисовал, но и давал «лепку» натуры, достигая во всех деталях невероятного сходства. При этом никакой фотографичности в его работах не было. Руки, ноги, каждый мускул жили неподдельной жизнью. До сих пор я не могу забыть этого удивительного рисунка.

Вспомнив об Остроухове, нужно указать, что среди московских коллекционеров 90-х и 900-х годов должно быть особо выделено имя этого любителя, знатока и ценителя живописи. Будучи сам крупным художником, Остроухов собрал оригинальную коллекцию картин, ценность которых состояла в равном и высоком качестве. Он одинаково тонко чувствовал и живопись старых западных мастеров, и современные искания, и древнюю живопись, и какую-нибудь китайскую бронзу, мейсенский фарфор или византийскую эмаль. Его коллекция в Трубниковском переулке влекла к себе, заинтересовывала всех друзей искусства, там было на что посмотреть, на что полюбоваться. Остроухов явился, пожалуй, пионером в области изучения иконописи; он поднял важный вопрос о чистке икон, которая приводила к изумительным «открытиям», он умел ценить исключительную колористическую красоту этих произведений. Своим энтузиазмом он невольно увлекал других, и вокруг него собралось несколько молодых исследователей, принимавших участие в журнале «София»1, выходившем в Москве незадолго до мировой войны. После первых встреч у Остроухова я в дальнейшем встречал В.А. Серова у С.И. Мамонтова. Там бывали и почти жили Серов и Коровин, неразлучные друзья, которых Савва Иванович Мамонтов в шутку прозвал «Коров и Серовин».

Мамонтов был обаятельный человек и обладал необыкновенным чутьем ко всему художественному; он умел угадывать «настоящее» в искусстве и этим привлекал к себе действительно настоящие таланты. Мамонтов был в душе настоящим музыкантом, у него было прирожденное чутье к музыкальным ценностям. Впервые услышав какого-нибудь молодого певца, он произносил ему свой приговор, и его одобрение никогда не бывало ошибочным. Отмеченные им дарования всегда оправдывали себя.

Человек отзывчивый, он часто приходил на помощь неимущим артистам и умел делать это вовремя. Но не только материальную поддержку оказывал Мамонтов, — он обладал умением окрылять людей. Скажет, бывало, два-три слова одобрения и развеет тоску, и снова человек верит в свои силы. Многие испытали на себе это свойство Мамонтова, и я знаю по себе, как хорошо он действовал на людей в минуту упадка духа.

У себя в доме Мамонтов затеял театр, в котором некоторые молодые художники (например, Серов и Коровин) участвовали не только в качестве декораторов, но и в роли артистов.

Вспоминая Мамонтова, я вижу перед собой живые темные глаза, искрящиеся умом и юмором. Внешность его удачно передал в своем портрете Врубель: этот портрет, не совсем оконченный, представляет собой, в сущности, только «намек», но какой верный намек!2 Портрет Мамонтова, написанный знаменитым Цорном, по-моему, гораздо менее верен.

Вспоминается мне и другая работа Врубеля, сделанная по заказу Мамонтова, — две стилизованные головы тигров на фасаде флигеля мамонтовского дома3.

Каждый раз, проходя мимо этого дома, я останавливался и любовался врубелевскими зверями — так в них великолепно воплощена дикость хищников, так они выразительны, несмотря на стилизацию, или, может быть, именно благодаря ей.

Уже после своего финансового краха4 Мамонтов продолжал руководить своей керамической мастерской «Абрамцево» (за Бутырской заставой). В мастерской этой я работал довольно долго, вплоть до переезда в Петербург. В ней по моим эскизам были сделаны панно для «Метрополя» (одно из панно — «Принцесса Греза» — исполнено Врубелем)5.


1 Журнал «София» — выходил в Москве в 1914—1915 г. Был посвящен проблемам древнерусского искусства. Всего вышло шесть номеров.
2 Портрет С.И. Мамонтова Врубель написал в 1897 г.
3 Флигель к дому Мамонтова на Садовой-Спасской в Москве был построен по проекту Врубеля, «с роскошным фасадом в римско-византийском вкусе. Скульптура вся собственноручная» (из письма Врубеля к сестре Анне от июля 1892 г.). Вероятно, Головин имеет в виду «голову львицы», горельеф, 1891.
4 Финансовый крах Мамонтова произошел в сентябре 1899 г. После выкупа в казну Донецкой железной дороги, принадлежавшей акционерному обществу, во главе которого стоял Мамонтов, последний решил купить Невский паровозо- и судостроительный завод, построить Мытищенский вагоностроительный завод и приобрести восточно-сибирские рельсопрокатные заводы, что требовало огромных денежных средств. Мамонтов сделал превышавший законную возможность заем из кассы Ярославской железной дороги, принадлежавшей тому же акционерному обществу. Заем этот он рассчитывал покрыть из средств, отпущенных на утвержденную постройку Петербургско-Вятской линии. В это же время происходила сложная борьба между министром юстиции M.Н. Муравьевым и министром финансов графом Витте, который протежировал Мамонтову. Узнав о незаконном поступке Мамонтова, Муравьев поднял дело против него, рассчитывая в процессе разбирательства раскрыть взяточничество в министерстве финансов и тем самым бросить тень на Витте. Мамонтов был арестован, его судили, и хотя он был оправдан по суду, так как было установлено, что в растрате не было корыстных целей, из тюрьмы он вышел в июле 1900 г. разоренным.
5 Панно по эскизам Головина и Врубеля на фасаде гостиницы «Метрополь» в Москве существуют по настоящее время.

1 - 2 - 3

Содержание


Автопортрет (1912 г.)

Элизиум (Головин А.Я.)

Крестьянин из Валенсии (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.