О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая
Ниармедик детская логопедия.
Главная > Воспоминания > Встречи и впечатления > Портрет Мамонтова > Невероятное сочетание рисунка с живописью

Глава вторая. Страница 2

1 - 2 - 3

В эпоху домашних спектаклей в доме Мамонтова, кроме Серова и Коровина, бывали Виктор и Аполлинарий Васнецовы, Василий Дмитриевич и Елена Дмитриевна Поленовы, И.Е. Репин, И.С. Остроухов, И.И. Левитан и другие. Домашние спектакли у Мамонтова, в которых участвовала вся эта компания художников, носили характер веселых, оживленных празднеств. Художники выступали в качестве актеров, они же исполняли декорации, бутафорию и пр.

Помню очень удачную афишу В. Васнецова к пьесе С.И. Мамонтова «Хан Намык». В этой пьесе фигурировали лошади, склеенные из картона и прикреплявшиеся на помочах. Серову вздумалось изобразить взбесившуюся лошадь, и он это сделал с такой ловкостью, что вызвал бурю аплодисментов. В нем были черты подлинного сценического таланта.

Серова нередко характеризуют как человека угрюмого, нелюдимого. Он был, действительно, очень замкнутым человеком, но угрюмым его нельзя назвать. Правда, оп всегда мало говорил, предпочитал слушать, но иногда вставлял какое-нибудь поразительное по меткости словечко. Мне случалось видеть его заразительно веселым и смешливым. Таким оп бывал на собраниях художников, происходивших у кн. Щербатова. Здесь собирались многие участники «Мира искусства»1 во главе с Александром Ник. Бенуа, который был их вождем и отчасти вдохновителем. Случалось, что самый незначительный повод вызывал в Серове неудержимые приступы веселости. В эти веселые минуты он иногда набрасывал удачные карикатуры на того или другого из присутствовавших художников.

В начале 1890-х годов на выставке появился серовский портрет Веруши Мамонтовой2. Он произвел сенсацию. Этот портрет до сих пор имеет значение выдающееся, тогда же он был положительно откровением. Не менее замечательна серовская «Девушка под деревом, освещенная солнцем»3.

Невероятная свежесть есть в этих вещах, совсем новый подход к природе. Они произвели на всех нас, художников, ошеломляющее впечатление. Замечательно, что всю свою последующую жизнь Серов посвятил тому, чтобы «доработаться» до этих вещей, подняться вновь до их уровня, но, по собственному признанию, не мог. Отмечу, что упорство и настойчивость в работе были у Серова исключительные.

Помню, этой черте завидовал В.Д. Поленов, говоривший: «В Серове есть славянин и есть еврей (мать Серова была еврейка), и это совмещение дает ему усидчивость и терпение, несвойственные русскому человеку».

Серов был способен работать долгие часы, не отходя от мольберта. Я был очевидцем настойчивости, с какой Серов в музее копировал портрет папы Иннокентия X (Веласкеса). Шаг за шагом преодолевал он технику Веласкеса, скоблил, тер, переделывал, снова скоблил, снова писал и сделал изумительную копию, которую прямо невозможно было отличить от оригинала.

Серова считают преимущественно портретистом; на мой взгляд, пейзажи его не менее прекрасны. Я всегда считал его превосходным пейзажистом; особенно замечательны у него «Riva degli Schiavoni» (Венеция) и «Via Tornabuoni» (Флоренция). В его русских пейзажах также есть глубокое понимание природы и трогательная грусть.

Коровин очень любил пейзажи Серова и Левитана, но со свойственной ему подозрительностью порою готов был обвинять обоих художников, особенно Левитана, в заимствовании отдельных деталей.

«А ведь это облачко ты взял у меня...» — заметил оп однажды обиженно Левитану.

Серов относился к указаниям Коровина с большим вниманием и считал его лучшим другом. Влияние Коровина было, несомненно, благотворно для Серова. Коровин обладал поразительным вкусом и в этом отношении мог быть незаменимым наставником.

Отлично давались Серову изображения животных; он передавал не только внешность изображаемого зверя, но умел как-то уловить и «миросозерцание» каждого животного. Такого анималиста, как Серов, я не видывал ни в России, ни за границей. Иногда Валентин нарочно делал ошибки в своих работах, чтобы они не казались слишком безукоризненными. Позже в нем появилось стремление обобщать формы, нередко очень удачно, как, например, в портрете Иды Рубинштейн.

П.П. Чистяков справедливо говорил о работах Серова: «У него совершенно невероятное сочетание рисунка с живописью», «ему все возможно». Помню также признание П.П. Чистякова, что он не знает другого художника, которому было бы столько отпущено, как Серову. Бывало, расхаживая по выставке в сопровождении своих учеников, Чистяков останавливался перед каким-либо портретом работы Серова и, после некоторого молчания, оборачивался к ученикам и убежденно произносил: «Глядит!»

«Глядит» — это было высшей похвалой портретному искусству в устах Чистякова. Этим словом он определял ценность и выразительность портрета. Нисколько не сравнивая мое восприятие искусства с авторитетными оценками Чистякова, я чувствую возможность выразить свое впечатление от портрета тоже одним словом, но совсем другим: удачный портрет как бы передает мне голос изображенного человека, он говорит. Так, например, глядя на серовский портрет Ермоловой, я положительно слышу ее голос. Портрет этот «говорит». Гораздо меньше удался Серову портрет другой знаменитой артистки — Федотовой, да он и сам был недоволен этой работой.

Вообще же Серову прекрасно удавалось поймать самое характерное в человеческой личности. Как похож, например, его Мазини (с которым, кстати сказать, имел большое сходство Коровин, который даже причесывался «под Мазини»), как типичен Дягилев, как верен Изаи...

В связи с последним портретом мне вспоминается случай, происшедший со знаменитым скрипачом Изаи в Петербурге. Выступая в Мариинском театре, он оставил в пустой комнате свой многотысячный «Страдиварий», и пошел играть с другой скрипкой — «Гварнери»4.


1 «Мир искусства» — название художественного журнала и петербургского объединения художников. Основные деятели: А.Н. Бенуа, С.П. Дягилев, К.А. Сомов, Л.С. Бакст и др. Журнал выходил в 1898—1904 г., выставки «Мира искусства» устраивались с 1899 по 1924 г.
2 В действительности портрет Веруши Мамонтовой («Девочка с персиками») впервые появился на Московской периодической выставке в 1888 г. (написан был в 1887 г.).
3 «Девушка, освещенная солнцем» (портрет Н.Я. Симонович) была написана В. Серовым в 1888 г.
4 Страдивари, Антонио — знаменитый скрипичный мастер, родом из Кремоны. Гварнери — знаменитое семейство скрипичных мастеров в Кремоне (XVITT в.).

1 - 2 - 3


Сцена с игроками (Головин А.Я.)

Портрет художника Н.К. Рериха (Головин А.Я.)

Кабанова (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.