О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая

Глава пятая. Страница 3

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6

Моему помощнику по декорационной части Сальникову (который впоследствии работал со мной и в Петербурге) я поручил составить краски, входившие в мой эскиз; дал ему образцы (мазки), и он великолепно составил краски. В этой специальности он был выдающимся знатоком своего дела; он отлично умел также окрашивать ткани и пр.

Моя манера работать, вероятно, показалась на первых порах довольно странной. Я не любил начинать с начала, то есть с первой картины и переходить затем ко второй, третьей и т.д., а начинал либо с конца, с последней картины, либо с середины. Так, при постановке «Ледяного дома» я начал с картины рассвета над цыганским табором.

Трудность работы заключалась в том, что все приходилось мне делать самому: я никогда не умел рассказывать, что именно мне нужно, чего я добиваюсь, и всегда предпочитал сделать работу сам, а не поручать ее помощникам. Только впоследствии, когда моим помощником сделался М.П. Зандин, я получил возможность давать указания, зная, что они будут исполнены в точности и что получится нужный мне результат.

В Большом театре мне приходилось одному расписывать двенадцать гигантских кулис (в Мариинском их всего шесть, и размером они меньше).

Мне кажется, в своей декорационной работе мне удалось с первых же шагов выразить определенный стиль, присущий моей живописи. Нередко меня спрашивают: как вы нашли свой стиль, какими путями вы пришли к этому стилю? Вот вопрос, на который, по-моему, невозможно дать ответ. Всякий знает и понимает, что такое стиль, но едва ли художник, обладающий стилистическим своеобразием, может растолковать, как он овладел стилем. «Я так родился» — вот единственный возможный ответ.

Говорят, что у меня свой «empire», и спрашивают, почему он такой, а не другой1. Опять-таки, очевидно, с этим пониманием «empire 'а» я родился. Тут мы подходим к каким-то темным, неясным явлениям внутренней жизни, которые не поддаются «разъяснению». С самого начала работы в театре я почувствовал, что деятельность моя и моих товарищей (Коровина и др.) встречает неодинаковую оценку в разных кругах. Правда, очень многие были «с нами» и «за нас», но были и приверженцы установившихся традиций, которым наши работы казались по меньшей мере странными. Я очень хорошо помню, как было встречено написанное мною для «Псковитянки» ночное небо с рваными, тревожными тучами. Когда я проходил через сцену в зрительный зал, чтобы посмотреть оттуда только что поставленную декорацию, находившиеся на сцене балетные артисты и артистки хохотали мне прямо в лицо. Им просто казалось диким появление на сцене такой «необычайной» живописи.

Артистическая среда в ту эпоху была вообще очень консервативной. Особенно враждебно был настроен по отношению к нам певец Корсов, как бы олицетворявший собою «корпоративный» дух артистов Большого театра.

Напротив, со стороны старых декораторов я не встретил враждебного отношения или противодействия. До меня в Большом театре работали Гроппиус, Гельцер, Какурин, Вальц2. Вальц охотно шел навстречу всем пожеланиям молодых декораторов и не чинил никаких препятствий в работе.

Итак, первой моей работой в театре был «Ледяной дом».

Опера «Ледяной дом» не отличалась музыкальными достоинствами, но сюжет, заимствованный из времен Анны Иоанновны, показался мне интересным, и я с увлечением взялся за воспроизведение мрачной эпохи Бирона.

«Ледяной дом» был поставлен в Московском Большом театре осенью 1898 г.3 Несколько эскизов декораций к «Ледяному дому» появилось в журнале «Мир искусства»4. В 1898—1899 г. я работал вместе с К.А. Коровиным над декорациями балета Минкуса «Дон-Кихот»5.

Мною были написаны две картины — первая и последняя, остальные были исполнены Коровиным. В этой работе мне пригодились мои наблюдения во время путешествия по Испании, и представился случай широко использовать их.

Следующей моей работой были декорации к балету «Лебединое озеро»6. В том же 1898 г. я впервые познакомился с Ф.И. Шаляпиным, которого Теляковский пригласил в труппу Большого театра7. Появление Шаляпина в театральном мире Москвы произвело мало сказать сенсацию — оно вызвало небывалое восторженное волнение среди всех людей, любивших театр, оперу, музыку. Я хорошо помню всю значительности этого подъема. Чувствовалось, что вот наступил момент, когда в истории театра откроется новая страница. Выступления Шаляпина воспринимались всеми чуткими людьми как праздник искусства. Вспоминаю одну из своих встреч с Левитаном, который с первых слов забросал меня вопросами: «Видели вы Шаляпина? Слышали его? Знаете ли вы, что такое Шаляпин?».


1 Empire (по-французски) — ампир, название стиля времен наполеоновской империи. В России стиль ампир был весьма распространен на протяжении всей первой половины XIX в. Говоря о «своем» ампире, Головин имеет в виду своеобразие своего понимания исторических стилей, отсутствие заимствований из существующих готовых образцов, отказ от воспроизведения рисунков из книг и увражей.
2 В действительности берлинский декоратор Гроппиус лично в Москве не работал, а только присылал заказанные ему дирекцией императорских театров декорации к постановкам опер иностранных композиторов. Точно так же декорации заказывали Лютке-Мейеру в Кобурге. И Гроппиус, и Лютке-Мейер были владельцами мастерских для массового производства декораций, изготовляемых комплектами. Ремесленничество и штамп были в этих декорациях доведены до предела.
3 В действительности премьера оперы «Ледяной дом» состоялась не «осенью 1898 г.», а 7 ноября 1900 г.
4 Журнал «Мир искусства», 1901, № 6, стр. 134—136.
5 Премьера балета «Дон-Кихот» состоялась в Большом театре 13 декабря 1900 г. Вскоре новая постановка этого балета была перенесена в Петербург, в Мариинский театр, где премьера его состоялась 20 января 1902 г. В тех же декорациях этот балет ставится в Государственном академическом театре оперы и балета им. С.М. Кирова и в наши дни.
6 Премьера балета «Лебединое озеро» состоялась в Большом театре 24 января 1901 г. Головин выполнил декорации к первому и третьему актам («Терраса перед замком» и «Зал в замке»), остальные две декорации написал Коровин.
7 В Московском Большом театре Шаляпин впервые выступил 24 сентября 1899 г.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6


Кармен (Головин А.Я.)

Эскиз костюма котрабандиста к опере Бизе Кармэн

Испанка с папиросой (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.