О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая

Глава пятая. Страница 5

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6

В 1901 г. мне довелось работать над «Псковитянкой», а в 1902 г. написаны были декорации к «Руслану и Людмиле», совместно с Коровиным1.

Здесь нужно вкратце остановиться на истории возникновения мастерских в Мариинском театре. До моего переезда в Петербург не было ни костюмерной, ни бутафорской мастерской, и когда мы готовились к новой постановке, то костюмы делались «кустарным способом» на квартире у Теляковского, при деятельном участии его жены.

Я выписал из Москвы моих помощников: Евсеева, Сальникова, Павлова и художницу Иващенко. Это были знающие, способные люди, и мне легко было с ними работать. Евсеев организовал бутафорскую мастерскую, Сальников — красильную, Павлов заведовал мужским гардеробом, Иващенко — отличная костюмерша — заведовала костюмерной балета (впоследствии она работала не только для балета,— ею были исполнены костюмы для «Маскарада» и др.).

Все это было налажено вскоре после постановки «Руслана и Людмилы», и с тех пор театр был обеспечен регулярной работой мастерских.

1903—1904 г. прошли под знаком Ибсена. Мною были написаны декорации к «Призракам» для Александрийского театра, к «Женщине с моря» — для Михайловского театра, к «Маленькому Эйольфу». Приблизительно одновременно были сделаны декорации к пьесе Кнута Гамсуна «У врат царства»2.

Встречи мои с Шаляпиным возобновились в связи с моим желанием написать его портрет в роли Демона. На портрете этом Шаляпин изображен в рост, на фоне скал, в позе тоски и отчаяния.

Подобно тому как Шаляпин внес много нового, прежде невиданного в роль Мефистофеля, так и в роли Демона он был не похож на прежних Демонов. Прежде Демона изображали усталым, томящимся, разочарованным. Шаляпин показал не только тоску и разочарование, но и страшную муку, отчаяние. Невольно возникала аналогия с врубелевским «Демоном», и те самые люди, которые высмеивали в свое время Врубеля, должны были признать значительность созданного художником образа.

В то время Шаляпина занимала мысль о новой постановке «Фауста», и весной 1904 г. он решил осуществить ее в Миланском театре «Ля Скаля». Эскизы декораций к этой новой постановке были поручены К.А. Коровину, а эскизы костюмов мне. Шаляпин был очень увлечен этой постановкой, в которой он выступал не только как исполнитель роли Мефистофеля, но и как руководитель всей художественной части. Декорации и костюмы должны были исполняться по нашим эскизам в Милане, но костюм Мефистофеля Шаляпину хотелось иметь заранее.

Накануне своего отъезда в Милан он прислал мне письмо, с тревогой спрашивая о костюме Мефистофеля: «Проклятая болезнь ноги моей вынуждает меня писать Вам эту записку, иначе я сам лично был бы у Вас. Дорогой мой, ради бога, прошу Вас, по возможности, как можете скорее заехать ко мне, и если у Вас готов хоть какой-нибудь рисуночек к Мефисто — завезите его. Мне ужасно хочется еще переговорить с Вами и попросить Вас объяснить, как нужно делать — портному. Извините, что пристаю, но через два-три дня обязан ехать в Милан, и отчаянию моему нет конца. Целую Вас крепко», и т.д. Миланская постановка очень огорчила Шаляпина: декорации и костюмы были выполнены местными художниками крайне неудовлетворительно. В письме к В.А. Теляковскому (из Милана от 3 апреля 1904 г.) Шаляпин писал:

«В тот же день, как я приехал в Милан, я уже был огорчен тем обстоятельством, что костюмов, как я желал, к «Фаусту» приготовить по нашим рисункам не могли, отговорившись тем, что не было достаточно времени и что я рисунки прислал поздно. Несколько дней меня успокаивали тем, что костюмы к «Фаусту» все равно будут верны эпохе и сделаны художественно.

Когда же пришло время репетиций и поставили на сцене декорации, то я вытянул лицо свое на манер шпагоглотателя: декорации были самого олеографического стиля по тонам и письму. Когда же я, возмущенный до глубины души, стал говорить им, что я ими обманут и что не к чему было приглашать меня ставить оперу, и что с этого момента я отказываюсь ставить мое имя как режиссера, то сконфуженный директор Гатти Казацца начал извинительного тона речь о том, что декораторы-художники театра Скаля — народ в высшей степени ревнивый и что когда он, директор, предложил им написать декорации по присланным эскизам, то они обиделись и на директора, и на меня так сильно, что хотели отказаться от службы, говоря, что мы, мол, видали виды и писали декорации в самых лучших театрах Европы.

Бедняки, жалкие маленькие мещанишки, верующие, что «если все театры Европы», значит не может быть ничего лучше. — Что делать? Пришлось петь в «конфетках». Но если бы Вы и милый Саша Головин посмотрели на сцену, каким резким пятном осталась бы в вашей памяти моя фигура, одетая пленительно в блестящий костюм. Как благодарен я Вам и моему симпатичному и любимому Александру Яковлевичу Головину...


1 Декорации к опере «Псковитянка» были выполнены Головиным еще до переезда в Петербург для Московского Большого театра. Декорации к опере «Руслан и Людмила» написаны для Мариинского театра. Головину принадлежат декорации к двум картинам — «Пещера Финна» и «Сады Черномора». Им же нарисованы эскизы костюмов. В этом оформлении спектакль сохранился в репертуаре Театра им. С.М. Кирова до наших дней.
2 Перечисленные Головиным пьесы Ибсена были поставлены с его декорациями на петербургских казенных сценах в следующей последовательности: «Женщина с моря» — 21 ноября 1905 г. (четыре декорации), «Призраки» («Привидения»)—13 марта 1907 г. (одна декорация), «Маленький Эйольф»—12 октября 1907 г. (четыре декорации).

Пьеса Кнута Гамсуна «У врат царства» была поставлена 30 сентября 1908 г.

Из «Дела о декорационных работах художника Головина» (ЦГИАЛ, ф. 497, оп. 14, ед. хр. 208) мы знаем, что поручение «написать по его эскизам четыре декорации к пьесе «Женщина с моря» датировано 24 апреля 1905 г., к «Призракам» — 17 февраля 1905 г., к «Маленькому Эйольфу» — 13 июля 1907 г. Таким образом, для Головина 1903—1904 г. не могли «пройти под знаком Ибсена», как он пишет, а относятся эти его слова к 1905—1907 г.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6


В горах (Головин А.Я.)

Автопортрет (Головин А.Я.)

Золотой зал (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.