О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая
Главная > Воспоминания > Встречи и впечатления > Эрмитажный театр > Игра артистов была довольно вялой

Глава восьмая. Страница 3

1 - 2 - 3

Попытка обойтись силами начинающих артистов не оправдала ожиданий Теляковского, несмотря на то, что молодежь была живо заинтересована пьесой и хорошо подготовила роли. Игра артистов была довольно вялой, общее впечатление не было очень сильным. В конце того же года я был занят эскизами костюмов и декорацией для «Антигоны»1, поставленной в начале 1906 г. Ставил ее режиссер Санин, роль Антигоны исполняла Лактионова2, Креона — Ге. По сравнению с постановкой «Ипполита» в 1903 г.3, эта, вторая по времени постановки в Александрийском театре античная пьеса была сыграна отлично. Исполнение вполне удовлетворило переводчика пьесы Мережковского, который вообще стоял за проведение античных произведений в репертуар Александрийского театра. Большой радостью была для меня работа над декорациями и костюмами к опере «Кармен», заново поставленной в 1906 г.4

Во мне воскресли воспоминания о моем первом путешествии по Испании — этой своеобразной стране, где столько яркой, пламенной романтики, которую не может омрачить даже господствующая почти во всей стране (по крайней мере, господствовавшая в то время) нищета.

Я старался показать в постановке «Кармен» настоящую Испанию, без прикрас. Не знаю, насколько мне это удалось, но работа была большая.

Зимою следующего года в мастерской Мариинского театра начал работать в качестве моего помощника Б.М. Кустодиев5.

Он уже тогда был известен своим сотрудничеством с Репиным при создании картины последнего «Заседание Государственного Совета». Его работы появлялись на выставках Нового общества художников в Петербурге и на выставках, устроенных Дягилевым в Париже и Берлине6.

Среди художественной молодежи это был один из самых талантливых людей, и вся его последующая деятельность вполне оправдала те надежды, которые на него возлагались.

Моим постоянным помощником был М.П. Зандин, учившийся живописи в Париже, а затем, по возвращении в Петербург, всецело отдавшийся работе в Мариинском театре. Позднее начал работать в моей мастерской Б.А. Альмендинген, с которым меня познакомил Стеллецкий. Вначале он приходил в мастерскую просто как любитель театра, слушал оперы, приглядывался к нашей работе. Потом, с 1909 г., он сделался моим помощником и так увлекся декорационной живописью, что иногда совершенно забывал об Академии художеств, где учился на архитектурном отделении.

В числе памятных событий в художественной жизни Петербурга нужно отметить приезд Айседоры Дункан. Она появилась в Петербурге в конце 1904 г. Дункан создала совсем новый вид танца, который даже нельзя назвать обычным словом «танец». Это было как бы возрождение античной пляски, во всей ее чистоте и простоте.

Одни танцы Дункан исполняла в хитоне, другие — в пеплосе; костюм не играл какой-либо существенной роли в ее искусстве, она словно не чувствовала его. Тело и его движения ничем не были стеснены. Весь ее корпус, плечи, грудь, шея участвовали в танце; движение головы, сильные взлеты рук и ног находились в теснейшей связи с музыкой.

Искусство Дункан нельзя назвать реставрацией древнеэллинских танцев; в нем прежде всего сквозили какие-то общечеловеческие стремления к выразительности движения, к вдохновенной пляске.

Мне особенно запомнилось одно выступление Дункан, когда она исполняла «Орфея», если не ошибаюсь, под музыку Глюка. Это было изумительно хорошо. Она одна изобразила сущность всей истории Орфея и Эвридики, показала драматическое содержание этого мифа в незабываемых пластических формах.

Большим праздником в художественной жизни Петербурга бывали гастроли Артура Никиша. Это был действительно необыкновенный дирижер, удивительно обаятельный. Внешность его сразу к нему привлекала. Никиш выходил на эстраду со смертельно бледным лицом и горящими глазами, вернее, не выходил, а выступал, — так торжественны и рассчитанны были все его движения, каждый шаг. Дирижировал он необычайно изящно и красиво; им можно было любоваться без конца. Этот человек был «distingue»7 — в самом тончайшем смысле слова. Нечего и говорить, что его выступления вызывали бурю восторга и всегда имели огромный успех.

В Мариинском театре Никиш дирижировал операми Вагнера, которые в его исполнении звучали совсем по-другому, чем обычно. Оркестр как бы преображался и давал все, что мог. Никиш был взыскателен и крайне нервен, он замечал малейшую оплошность и нередко раздражался на оркестрантов; однажды, когда скрипки не отвечали его требованиям, он с безнадежным видом положил палочку на пюпитр и, протянув скрипачам руки, потрясал ими, пытаясь изобразить то, чего от них хотел: и те поняли, исправили свою оплошность, сумели дать нужный эффект.

Когда Теляковский пригласил Никиша в Москву дирижировать оперой «Кармен», тот согласился, но поставил непременным условием четыре оркестровых репетиции. Дирекция была смущена этим требованием, но выбирать не приходилось: выступление Никиша гарантировало полный сбор.

Так же требователен в отношении репетиций был Рахманинов. Он заявил однажды Теляковскому, что хотел бы поработать с оркестром Мариинского театра. Теляковский охотно исполнил его желание и не раскаялся ^в этом. Хотя Рахманинов и потребовал от оркестра усиленных репетиций, зато результаты получились блестящие: каждая опера, проходившая под управлением Рахманинова, звучала по-новому, преображалась и очищалась от тех традиций, которые иногда искажают лучшие музыкальные произведения.


1 «Антигона», трагедия Софокла, была в конце 1905 г., после генеральной репетиции, снята властями с репертуара, так как в ней усмотрели «бунтарские идеи». Однако через некоторое время спектакль разрешили, и, например, в сезон 1910/11 г. он прошел семь раз.
2 В действительности роль Антигоны играли В.А. Мичурина и А.А. Лачинова. Актрисы Лактионовой в труппе Александрийского театра не было.
3 Трагедия Еврипида «Ипполит» в постановке Ю. Озаровского и оформлении Л. Бакста впервые на сцене Александрийского театра была показана 14 октября 1902 г.
4 Премьера новой постановки оперы Визе «Кармен» состоялась в Мариинском театре не в 1906 г., а 10 марта 1908 г. Поручение дирекцией Головину выполнить декорации датировано 28 апреля 1906 г., а в мае 1907 г. помощник Головина М.П. Зандин писал декорацию первого акта.
5 В качестве помощника декоратора Б.М. Кустодиев состоял на службе в императорских театрах всего три месяца — с 4 декабря 1907 г. по 4 марта 1908 г.
6 «Новое общество художников» — организовано Д.Н. Кардовским в 1904 г. Выставки произведений русского искусства Дягилев устраивал в Париже и Берлине в 1906 г.
7 По-французски — Изысканный.

1 - 2 - 3

Следующая глава


На островах (Головин А.Я.)

Испанка на балконе (Головин А.Я.)

Болотная заросль (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.