О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая
караоке Одесса - слушать онлайн
Способы мошенничества при продаже автомашины через автосалон в Москве

Глава первая. Страница 2

1 - 2 - 3 - 4

Живопись Поленова явилась чем-то совершенно новым на общем сероватом, тусклом фоне тогдашней живописи. Его этюды — палестинские и египетские — радовали глаз своей сочностью, свежестью, солнечностью. Его палитра сверкала, и уже одного этого было достаточно для того, чтобы зажечь художественную молодежь. Кроме того, нужно сказать, что Поленов располагал к себе и как человек — внимательный и сердечный. Художники той эпохи не блистали культурностью, а Поленов был человек всесторонне образованный,— это опять же выделяло его1.

Кроме живописи, Поленов страшно увлекался музыкой и сочинял оперы, к которым сам писал декорации. Он был также едва ли не первым «постановщиком» (в домашних, правда, условиях), придумавшим «сукна» как полную или частичную замену декораций2.

В.Д. Поленов был учеником П.П. Чистякова, выдающегося педагога, у которого учились Серов, Врубель и многие другие большие мастера. Лично я, хотя и не имел чести быть его учеником, всегда относился с глубоким уважением к этому воспитателю нескольких поколений русских художников. Под конец своей жизни Чистяков почти безвыездно жил в Детском Селе — в городе, где обосновался и я с 1913 г. Чтя заветы Чистякова, Поленов не был, однако, консерватором в искусстве. Он охотно шел навстречу всякому новому искреннему исканию и без всякого предубеждения относился к французскому импрессионизму, влияние которого сказывалось на некоторых его учениках.

Поленов, будучи преподавателем в Московском училище живописи, однажды заинтересовался натюрмортом, над которым я работал. Это был лошадиный череп на фоне красного шелка. Поленов сам взялся писать его и написал превосходно. Посмотрев на мою работу, он похвалил ее и советовал «продолжать в том же роде».

Впоследствии Василий Дмитриевич рассказывал о нашем первом знакомстве так: «Подходит ко мне какой-то франтик и просит посмотреть его этюд. Я посмотрел и сказал «хорошо». Франтик обрадовался и просиял».

Из товарищей по училищу мне особенно памятен К.А. Коровин. Первая большая его работа, увиденная мною — «Лесная заросль»,— показала мне, как внимательно относился Коровин к колориту. В те же годы он особенно любил писать задворки деревень; ему нравилось старое посеревшее дерево, и он изучал все его оттенки — серебристые, коричневатые. В то время Коровин дружил с Левитаном и долгое время находился под его влиянием. Друг московских художников Мамонтов3 заметил талант Коровина и привлек его к себе. Поленовы, Серов, Коровин, Врубель составляли тесную семью, связанную общей любовью к искусству. «Антон» и «Артур» (так прозвал Мамонтов Серова и Коровина) составляли одно время неразлучную пару. О их житье-бытье можно было бы рассказать много забавного. Коровин был человеком эксцентричным, типичным представителем богемы. В практической жизни он был беспечен и способен к самым курьезным поступкам. Однажды, например, придя к Поленовым в день Нового года во фраке, он неожиданно остался у них жить целую неделю, не снимая фрака. Из его привязанностей упомяну неистовую страсть к рыболовству: он так любил рыбную ловлю, что ради нее готов был бросить все на свете. К концу 80-х годов относятся лучшие декорационные работы Коровина

, исполненные по заказу Мамонтова для его домашнего театра4.

Нельзя не пожалеть, что Коровин редко сам писал декорации, а обычно поручал их своим помощникам, которые и писали по его эскизам, иногда значительно искажая их.

В тех случаях, когда Константин Александрович брался за дело сам, он создавал произведения, чудесные по колориту. Превосходны были декорации к «Фаусту», «Лакме» и «Аиде», написанные им самим5.


1 В.Д. Поленов одновременно с окончанием Академии художеств в 1871 г. окончил Петербургский университет по юридическому факультету и получил звание кандидата прав.
2 Впервые Поленов стал писать декорации для домашних спектаклей в доме С.И. Мамонтова около 1880 г., позднее оформил несколько спектаклей в Русской частной опере (Мамонтовской), а в 1910—1918 г. много труда отдал народному театру и участвовал в «Секции содействия фабричным и деревенским театрам» при Обществе народных университетов. «Способ передвижных постановок Поленова» сводится к следующему: задняя завеса-картина и четыре гладкие закатывающиеся кулисы. Поленов выполнил типовые рисунки и написал статьи для книги «Новый метод упрощенных постановок» (М., 1914 г.).
3 С.И. Мамонтов — крупнейший промышленник, строитель ряда железных дорог, любитель искусства и меценат. В принадлежавшей ему подмосковной усадьбе Абрамцево подолгу гостили и работали художники Репин, Поленов, братья Васнецовы, Врубель, Серов. Остроухов, К. Коровин и др. Пропагандист русского народного искусства и оперного творчества композиторов «Могучей кучки», любитель-драматург, певец и режиссер, Мамонтов организовал и возглавлял Русскую частную оперу (обычно называемую Мамонтовской). Вклад его в дело обновления русского оперного и театрально-декорационного искусства был очень велик. Он первый привлек к работе в театре ряд талантливых живописцев (Поленов, Васнецов, Коровин, Врубель, Левитан, Малютин и др.). «Замечательным человеком» назвал его Станиславский, утверждая, что ему обязано популярностью оперное творчество Мусоргского, а также, что «он создал огромный успех опере Римского-Корсакова «Садко» и содействовал этим пробуждению его творческой энергии и созданию «Царской невесты» и «Салгана», написанных для мамонтовской оперы и впервые здесь исполнявшихся».
4 Вряд ли можно говорить о «заказе» Мамонтовым декораций для своего домашнего театра художникам,— ведь последние являлись его друзьями и участвовали в этих любительских спектаклях также и в качестве исполнителей-актеров. Коровин писал декорации для Мамонтовской оперы уже позднее, в 80-х и 90-х годах, и тогда, разумеется, это были платные заказы.
5 Декорации к опере Гуно «Фауст» Коровин писал по эскизам Поленова (1886 г.), к опере Верди «Аида» (1886 г.) — по своим эскизам, сделанным на основе палестинских этюдов и материалов, предоставленных ему Поленовым (1885 г.), а декорации к опере Делиба «Лакме» (1886 г.), вероятно, по собственным эскизам.

1 - 2 - 3 - 4


Портрет Ф.И. Шаляпина в роли Мефистофеля

Эскиз занавеса (Головин А.Я.)

Вид на усадьбу Абрамцево

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.