О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая

От составителя. Страница 5

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

Первый и второй периоды в творчестве Головина разнятся между собой довольно сильно. Годы политической реакции не могли не повлиять на искусство театра, особенно па императорских сценах. То, что нашел Головин в «Ледяном доме» и «Псковитянке», суждено было развивать уже не ему, а многие годы спустя, новому поколению советских театральных художников.

Головину в этих условиях приходится продолжать творческие поиски в ином плане. Он стремится уничтожить ремесленнические приемы «дежурного» оформления спектаклей, казенную парадность императорских сцен, добивается высокого профессионального мастерства во всех элементах декорационного искусства, борется за предельно театральную, празднично приподнятую форму спектакля. Понимая театр как искусство синтетическое, он ищет содружества с талантливым смелым режиссером, способным помочь ему в его начинаниях. Близко сходится с актерами, вникает во все тонкости постановки, присутствует па репетициях.

Художник огромного дарования, Головин в этот период создает произведения подлинно новаторские. Однако ему не удается избежать сильных и глубоких противоречий.

Он добивается гармонической целостности спектакля, идеальной согласованности изобразительной части постановки с режиссерским замыслом. Совместно с Мейерхольдом, на новой основе, он возрождает приемы театральной условности, высокую культуру театрального зрелища. Широко используя для игры актера площадь просцениума, они отдают задние планы во власть декоративной живописи. Каждая мизансцена внутренне обоснована, композиционно построена, художественно оформлена. И по линии режиссуры и по части художественного оформления это отнюдь не было музейной реставрацией старинного театра, хотя иные критики и склонны были ограничить именно этим значение постановок тех лет. Мейерхольд и Головин разработали для театра интересную систему «крупных планов», с помощью просцениума приближая сцену вплотную к зрительному залу, заставляя актера обращаться непосредственно к публике, усиливая значение слова, произносимого с подмостков. В то же время они подчеркивали театральную природу спектакля. Головин добивается органической связи художественного оформления с архитектурой театра. Эти устремления пронизывают все его работы указанного периода и находят наиболее совершенное и убедительное воплощение в спектаклях «Дон-Жуан» Мольера, «Каменный гость» Даргомыжского и «Маскарад» Лермонтова.

В отличие от работ предшествующих лет произведения Головина 1908— 1917 гг., как правило, отличаются большой и все возрастающей пышностью. Это в известной мере было вызвано врожденной склонностью Головина к декоративной нарядности. На это толкала его и дирекция императорских театров, стремившаяся всеми возможными средствами преодолеть кризис, переживаемый казенными сценами. Теперь неистощимое воображение Головина поистине не знает удержу. Занавесы и кулисы покрываются изысканной и причудливой вязью орнаментов, красочной мозаикой неожиданных цветовых сочетаний, позолотой и серебром. Художник смело интерпретирует вычурные формы барокко и строгого классицизма. Фантазируя на тему той или иной эпохи, он все сочиняет сам, и в целом и в мельчайших частностях художественного оформления спектакля, не допуская на сцену ни одной музейной или бытовой нетеатральной вещи. Каждый спектакль, оформленный им, одет в своеобразный роскошный наряд. В этом парадном облачении трагедия, комедия или драма, опера, балет и т.д. приобретают свою особую выразительность. Недаром Дмитриев улавливал «в цветовых контрастах занавесей, в черных, неестественно высоких окнах «Дон-Жуанского» зала, во всех этих неожиданных и порой резких сменах театральных фигур... глубокую, но своеобразную театральную эмоциональность».1 Недаром и в «Маскараде» так волнующе воспринимаются контрасты между веселыми, шумно-пестрыми и другими, сдержанными по цвету траурными декорациями.

В чем же заключались противоречия Головина в этот период? «Мирискусническая» критика усматривала их в станковости, самоцельности декораций Головина. Но это утверждение художник опроверг своей практической деятельностью. Его декоративные фоны и обрамления, при всей их красочности и пышности, в большей мере, чем иные конструктивные декорации, подчинены законам театра, сцены, режиссерскому замыслу, интересам актеров, всему ансамблю постановки. Достаточным доказательством тому служат исключительно точные планировочные решения «Орфея и Эвридики», «Дон-Жуана», «Маскарада», «Каменного гостя» и др., четкая организация сценического пространства, строгое распределение отдельных составных частей художественного оформления в сценической коробке (просцениум и портал обычно отводятся для объемных предметов и игры актеров, сцена и арьерсцена — для живописных завес).

В этом принципиальное отличие Головина от других художников круга «Мира искусства», которые приходили в театр затем, чтобы поражать зрителя своим мастерством, мало считались с законами сцены и подчас даже тяготились актерами, вносящими дисгармонию в их красочные декорации.

Противоречия в творчестве Головина сказались в тот период в крайне субъективном истолковании драматургии. Особенно наглядным примером может служить художественное оформление «Грозы». Головин продемонстрировал здесь великолепное мастерство. Красота декораций пленяла зрителя. Головин проявил изумительное знание памятников старого русского зодчества и быта. Но драма Островского утратила социальное звучание. В декорациях к спектаклю не было темного царства, не было ничего, что отразило бы его страшную, гнетущую силу. И берег Волги, и комнаты в доме Кабанихи, и улица перед ним — все это картины, полные света, покоя, радости, любования купеческим бытом. Можно ли объяснить подобное решение склонностью мастера выразить стиль эпохи, вне связи с драматургией? Судя по работам предшествующего периода и некоторым более поздним, нет. Это было истолкование драматургии, отмеченное влиянием «Мира искусства» и модернизма. В творчестве большого художника сказывались трудности и болезни искусства того времени.


1 В. Дмитриев. Декорации Головина. «Советское искусство», 1945 г., 23 июля.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7


Берег Волги (Головин А.Я.)

Девочка и фарфор. (Фрося)

Храм Эроса (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.