О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая

Из воспоминаний о работе Головина в театре. Страница 4

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14

Перенося приемы станковой живописи на большие холсты декораций, Головин был вынужден учитывать технические условия хранения навесных декораций «в накатку»,— во избежание осыпания краски. Стремясь к сохранности живописи, он при писании декораций стал применять такой прием, который приближался к акварельной живописи, а потому первые его театральные работы были написаны жидкими красками. Однако при исполнении декораций к опере «Кармен» (1907—1908 г.) он изменил технику письма декораций и стал вводить более «корпусные» краски, стремясь сделать живопись более разнообразной, а тона более глубокими. Для укрепления красок он стал пользоваться иной технологией подготовки холста,— это было в то время, когда я начинал работать в мастерской Головина.

В дальнейшем технические приемы декорационной живописи Головин менял в зависимости от характера спектакля.

Переехав в Петербург и ознакомившись с существовавшим здесь театрально-постановочным аппаратом, Головин настоял на реорганизации монтировочных мастерских на новых началах, так как к этому времени у него уже сложились определенные взгляды. Он полагал, что на сцене каждый предмет должен быть выполнен по замыслу художника, создающего все оформление спектакля. Кроме того, он утверждал, что настоящее на сцене часто кажется из зрительного зала фальшивым, а фальшивое на сцене кажется из зала настоящим. И потому он считал необходимым применять имитацию даже в тканях, окрашивая и расписывая их. Кроме того, Головин считал, что подобные имитированные ткани часто бывают выразительнее подлинных. Таким путем,— и это самое главное,— удается достичь полного осуществления в костюмах цветового и орнаментального замысла художника.

Впервые роспись тканей была им применена в костюмах к спектаклю «Руслан и Людмила» (1904 г.). Так как в это время мастерской по окраске и росписи тканей еще не существовало, то Головину пришлось собственноручно расписывать костюмы, и ему удалось создать полное впечатление настоящих парчи и бархата. По общему мнению, результат получился в театральных условиях более убедительный, чем когда применяли подлинные материалы. Это и доказало необходимость организовать при театрах так называемую «красильную мастерскую». Руководителем ее был назначен художник Александр Борисович Сальников, который обладал тончайшим чувством цвета.

Уже в самом начале своей театральной деятельности Головин считал создание эскизов и исполнение декораций последовательными этапами единого процесса оформления спектакля. Позднее он еще больше утвердился в убеждении, что перевод эскиза в декорацию является продолжением композиционного периода. Как уже было сказано выше, в процессе писания декораций он отступал от эскиза, изменял отдельные его части, уточнял масштабы. Но обязательным условием для этого являлось его непосредственное участие в писании декораций.

В свое время, в Москве, еще не владея техническими приемами, он приступил к исполнению декораций в натуре вопреки всем традициям и навыкам былых времен,— об этом он рассказал в своих воспоминаниях. До него рисование подменяли геометрическим черчением по линейке, с последующей обводкой тонкой линии контура сандалом (несмываемая краска лилового цвета) и раскраской колерами. Головин, рисуя декорации, избегал сухого черчения, даже изображая архитектуру. Нанеся рисунок углем, он обводил контур клеевой краской — ультрамарином, и этот контур можно было по желанию закрыть более густым слоем любой другой краски и сделать прерывистым, живым: синий цвет ультрамарина придавал контурам воздушность и мягкость.

Задумывая общую цветовую композицию спектакля, Головин мысленно вписывал в декорации действующих лиц, учитывая при этом мизансцены.

Далеко не всегда работа велась им в порядке последовательности актов, особенно при создании эскизов костюмов: часто он начинал с менее ответственных, а затем переходил к решению более сложных частей спектакля. Нередко костюмы главных действующих лиц решались последними. Для того чтобы выделить центральные персонажи и более ярко охарактеризовать их, Головин выбирал для их костюмов топа и оттенки, не использованные в массовых костюмах, и этим достигал того, что зритель ни на мгновений не терял из поля зрения главных действующих лиц. В отборе оттенков цвета, в сочетании их между собой, в особенностях покроев, яркости характеристик, в свободной композиции костюмов Головин доходил до виртуозности,— даже в костюмах бытового плана. Недаром его называли «великим мастером костюма».

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14


Нина (Головин А.Я.)

Испанка в черной шали (Головин А.Я.)

Портрет Марины Эрастовны Маковской

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.