О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая

1-2-3-4-5

Для оперы Глюка «Орфей», поставленной Мейерхольдом и Головиным в Мариинском театре, долго изготовляли аппликационный занавес, шитый золотом и серебром по крашеному оранжево-красному и малиново-красному холсту (около восьмидесяти портних много месяцев работали над ним). Орнамент состоял из нашитой золотой и серебряной тесьмы. Мягкий декоративный портал уменьшал размеры игровой площадки, а соответственно и живописные завесы были невелики и помещались неглубоко на сцене. Первая декорация представляла гробницу Эвридики, вторая — вход в Ад, третья Элизиум, то есть рай, «Поля блаженных теней», четвертая — храм Амура. Техническая трудность заключалась в том, чтобы переход от адских врат к Элизиуму дать «чистой переменой», не опуская занавес и не делая перерыва, хотя музыка занимает всего две-три минуты. Над решением этой задачи бились долго, многое перепробовали, пока наконец не придумали поставить одна за другой две тюлевые «панорамы»1

, на которых тюли были расписаны так, что создавалось впечатление дыма, сначала полупрозрачного, потом сгущающегося, переходящего почти в черный, а далее дым как бы рассеивался, постепенно становился светло-голубым и прозрачным, и тогда из тумана возникал тоже светло-голубой и прозрачный Элизиум.

Четвертая картина, в которой участвуют всего три исполнителя, была вынесена вперед и исполнялась на фоне красивого аппликационного занавеса, а когда оп поднимался, открывалась последняя декорация, храм Амура.

Начиная с этих пор Головин стал широко применять прием аппликации и удачно ввел в оформление «Маскарада» белый кружевной и траурный черный тюлевый занавесы с нашитыми цветами.

В оформлении оперы «Каменный гость» — работа над ним протекала параллельно с работой над «Маскарадом» — на сцене в первой картине возвышалась строенная трехпролетная арка с объемными желтовато-серыми столбами. В остальных трех картинах эту арку по-разному драпировали различными декоративными элементами, и она изображала то комнату Лауры, то склеп Командора, то комнату Доны Анны.

Последней предреволюционной работой Головина, начатой, правда, многими годами ранее, — готовили ее почти пять лет, — были декорации и костюмы, мебель и бутафория к «Маскараду». Премьеру собирались приурочить к столетию со дня смерти Лермонтова, осенью 1914 г., но отложили вследствие войны с Германией, а выпустили спектакль уже тогда, когда на улицах Петрограда раздавались выстрелы — началась Февральская революция.

Оформление этого спектакля еще помнят многие, — он почти не сходил с репертуара бывшего Александрийского театра вплоть до июня 1941 г. В годы блокады, при пожаре декорационных складов Театра им. Пушкина, были уничтожены огнем великолепный портал и часть живописных завес и падуг. Сохранились только несколько завес и все антрактовые занавесы, опускавшиеся между отдельными картинами. Все созданное Головиным к этому спектаклю хорошо известно по книге «Маскарад» Лермонтова в эскизах художника А.Я. Головина», выпущенной в 1946 г. Не только портал, но и вся мебель и аксессуары, включая мелкие, как бумажники, веера, подсвечники и т.п., были выполнены под наблюдением талантливого скульптора Сергея Александровича Евсеева, который начал работать в петербургских театрах почти одновременно со мною и выполнял по заданиям Головина все связанное с объемными предметами на сцене. Таким же превосходным помощником был Александру Яковлевичу в области окраски и трафаречения тканей художник Александр Борисович Сальников, на протяжении многих лет руководитель красильной мастерской, подобно тому как Евсеев возглавлял бутафорскую.

Мейерхольда и Головина после премьеры «Маскарада» пытались упрекать за якобы чрезмерную пышность спектакля: уверяли, будто рама спектакля так богата, что из-за нее нельзя разглядеть и оценить игру актеров. Ошибочность этого утверждения станет особенно ясной, если вспомнить о четвертьвековом неизменном успехе этого замечательного творения Мейерхольда и Головина, которые нисколько не помешали Юрьеву и другим исполнять свои роли.

Многолетнее общение с Александром Яковлевичем Головиным и многократно слышанные мною его советы дают мне смелость суммировать некоторые из его указаний. Так, например, он говорил:

В исполнении декораций надо соблюдать скромность, избегать хлесткости. Если декорации «вылезают» — перепишите!

Не следует никогда брать чистую краску, а всегда с примесью другого цвета, чтобы получилась не краска, а тон.

Постоянно разнообразьте технику живописи; для воды, листвы, камней, горизонта, переднего плана необходимо применять различную технику, надо уметь зрительно «оторвать» их друг от друга.

В живописи ни в коем случае нельзя повторяться, нельзя повторять даже собственные удачи: «Не думать о прошлых удачах!»

Надо развивать в себе дисциплину и строгость к себе, а когда пишешь с натуры, работать без разгильдяйства, относиться честно!

Театральный художник обязан постоянно заниматься также станковой живописью, — нельзя быть только декоратором. Надо писать хотя бы Этюды с натуры и поставить себе правилом ежедневно рисовать с натуры (вплоть до своей последней болезни Александр Яковлевич каждый день рисовал свою жену). Никогда не покрывать плоскость одним цветом: нужна игра топов, наподобие той, какую мы видим в перламутре, — особенно при изображении поверхностей, освещенных солнцем.

Когда декорации выполняются «в натуре», поручать помощникам следует только то, что художник-автор физически не в силах сделать сам, и, во всяком случае, необходимо постоянно наблюдать за тем, что делается и как делается.

Композиция эскизов развивается при исполнении декораций.

Эскиз неотделим от воплощения декорации.

Как двинулось бы вперед наше театрально-декорационное искусство, если бы выполняли все эти указания замечательного человека, художника, мастера — Александра Яковлевича Головина.

1959, март.


1 «Панорамой» в театре называют движущуюся декорацию, перематываемую с одного вертикального (или горизонтального) вала на другой, вызывая у зрителей иллюзию движения,— например в балете «Спящая красавица».

1-2-3-4-5


Александр Головин

Осень (Головин А.Я.)

Кармен (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.