О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая
http://registratura.site/ электронная регистратура благовещенск в благовещенске.

Глава пятнадцатая. Страница 2

1-2

Лучшим подходом к такой оценке является сравнительное изучение театрально-декорационных опытов в наиболее удачных и типичных образцах. Единственной формой изучения, доступной не только для специалистов, но и для широких масс, является выставка театральных эскизов, макетов, портретов и пр. Ленинградские театральные художники, объединившиеся на почве профессиональных интересов при Центральном Доме искусств1, в 1925 г. признали необходимым устройство такой выставки. Общество социологии и теории искусств (секция зрелищ), поставившее одной из своих задач изучение работы художника в театре2, посвященных творчеству театральных художников — А.Я. Головина, М.П. Бобышова, В.И. Бейера и Б.М. Кустодиева. также подняло вопрос о своевременности подобной выставки. К этому мнению присоединился Институт истории искусств3, и, наконец, Академия художеств взяла на себя организацию давно намеченной выставки театрально-декорационного искусства. На этой выставке участвовали почти все ленинградские театры. Ценность ее заключалась в том, что она показала всю важность участия художников в театральной работе. Права и значение декорационной живописи не раз подвергались сомнению. Некоторые теоретики театра были склонны отодвинуть роль художника на второй план, отдавая преимущество замыслу режиссера и работе актера. Думается, однако, что, хотя декорационная сторона и не имеет права на главенствующее положение в театре, игнорировать ее все-таки невозможно. Мы знаем, что такие гении, как Росси, Сальвини и подобные им, часто выступали в ужасающей по безвкусию обстановке и тем не менее покоряли зрителя. Костюмы, в которые облекали их в те времена, также не выдерживают критики. И, однако, гениальная игра артистов заставляла забывать о всех недостатках и несообразности зрелищной стороны спектакля. Так, например, Мочалов однажды выступал (в нетрезвом виде) в роли Гамлета, обутый в валенки. Выйдя на сцену, он опомнился и сбросил валенки сразмаху, сначала с одной ноги, потом с другой. Этот эпизод не помешал ему начать знаменитый монолог «Быть или не быть...» и произвести на слушателей потрясающее впечатление. Примеры эти убеждают в том, что не столько окружение артиста важно, сколько дарование артиста само по себе. Но таких примеров можно привести очень немного; таких артистов, заставляющих забывать все окружающее, чрезвычайно мало, и остается в силе вопрос о необходимости содействия актеру и режиссеру средствами изобразительного искусства. Театрально-декорационное искусство сделало в России на протяжении последней четверти века огромные успехи. Особенно расцвело декорационное искусство за последнее десятилетие в Москве, где работают такие мастера, как Федоровский (из его работ укажу в качестве шедевра декорацию первой картины «Лоэнгрина»), Альтман, Рабинович и другие. Но и у нас в Ленинграде в среде театральных художников есть талантливые молодые силы, как, например, Левин, Дмитриев, Акимов, Рыков и другие. Работы Рыкова к «Ода Набунага»4 представляют собой образец искренней «левизны»5, в которой нет никаких несуразностей, в которой все построено вполне театрально. Иногда приходится видеть эскизы «левых» постановок, в которых костюмы совершенно неосуществимы, например, голова поставлена где-то сбоку за плечом, и т.п. Но еще хуже бывает, когда декорации задуманы в футуристическом духе, а в костюмах сохранены обычные бытовые формы. Этих диссонансов, конечно, следует избегать. Тупик, из которого трудно выбраться, заключается в том, что фигуры людей переделать невозможно. Если любой стиль можно подвергнуть какой угодно переделке, какому угодно гротеску, то с телом человеческим ничего нельзя поделать. Новаторам остается только идти на компромисс. Во всяком случае, каждое новое искание в монтировочной работе нужно приветствовать и относиться к нему с полной терпимостью. Самые спорные опыты все же лучше, чем чисто реставраторские постановки, имитирующие тот или иной исторический стиль, но не дающие театру поступательного движения6.


1 Головин состоял председателем этого объединения.
2 Общество социологии и теории искусств — объединение историков искусства и художественных критиков существовало в конце 1920-х годов в Ленинграде. Секция зрелищ, в которой деятельное участие принимали А.А. Бартошевич и Э.Ф. Голлербах, выпустила несколько монографий,
3 Институт истории искусств, организованный еще в 1912 г. на частные средства, после Октябрьской революции был реорганизован и включал отделения изобразительного искусства, театра, литературы и музыки. В конце 1930-х годов деятельность его была сужена и он был превращен в Научно-исследовательский институт музыки, а после Великой Отечественной войны на его базе организован действующий ныне в Ленинграде Научно-исследовательский институт театра, музыки и кинематографии.
4 «Ода Набунага» — пьеса японского драматурга Окамото, в Государственном академическом театре драмы в Ленинграде была поставлена режиссером С.Э. Радловым, премьера 9 января 1927 г.
5 Понятие «левизны» восходит к практике буржуазных парламентов, где депутаты оппозиционных правительству партий обычно занимали левую часть мест в зале заседаний, а сторонники правительства, реакционеры — правую, но аналогии также и в изобразительном искусстве и в литературе «левыми» стали называть тех, кто боролся против официально поддерживаемого искусства. Намек на такое понимание «левого» и «правого» в политике имеется в знаменитом «левом марше» Маяковского. Говоря об «искренней левизне», Головин имеет в виду, что в послереволюционные годы те, кто считались до революции «левыми», захватили в области искусства ключевые позиции, и многие выдавали себя за «левых», делая это ради выгоды. А наряду с этим существовала, по мнению Головина, и «искренняя левизна», которую он усматривал в творчестве художника А.В. Рыкова.
6 Последние страницы книги воспоминаний А.Я. Головина, начиная со слов: «Права и значение декорационной живописи...» (стр. 143, 1-й абзац сверху) впервые были с небольшим дополнением напечатаны в виде отдельной статьи, озаглавленной «Роль художника в театре», в сборнике «Театрально-декорационное искусство в СССР. 1917—1927» (Л., 1927, стр. 13—15).

1-2

Содержание


Эскиз костюма котрабандиста к опере Бизе Кармэн

Испанка с папиросой (Головин А.Я.)

Развалины церкви (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.