О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая

Глава одиннадцатая. Страница 2

1-2-3-4-5

Вообще сценические постановки отличаются множеством недоразумений, всяческих пререканий и несогласий, доходящих часто до ссор. Но постановка «Дон-Жуана» была исключением, так все было дружно и согласно1.


1 Ниже мы публикуем постановочный план, присланный Мейерхольдом Головину,— образец режиссерской экспликации, а отчасти и монтировочных листов. Это письмо-экспликация предшествовало спектаклю полутора годами (рукопись принадлежит О. И. Рыбаковой).

Дон-Жуан

К обстановке

Сцена разделена на два плана: 1) просцениум, построения какового подчинены принципам архитектурного искусства; план этот рассчитан исключительно на «рельефы» и на фигуры артистов (последние действуют только в этом плане).

Просцениум с очень сильно выдвинутой на публику авансценой. Рампы нет. Суфлерской будки нет. 2) Задняя часть сцены предназначается исключительно для живописных полотен, мест, куда артисты не входят, за исключением финальной сцепы (провал, сгорание Жуана), и то фигуры артистов появятся в черте, разделяющей первый план от второго.

Акт I

У автора: «Театр представляет дворец».
У нас: первый план: Gobelins. Ряд кресел.
Канделябры (декоративная задача).
Второй план не открыт.
Фраза Жуана в финале этого акта: «Ну, теперь надо заняться нашим новым любовным предприятием» показывает, что 2-й акт следует непосредственно за 1-м, а 2-й акт дневной и след. 1-й — дневной, и действительно 1-й акт очень хочется сделать радостным, светлым, торжественным, солнечным. Между тем хочется в 1-м же акте использовать эффект условных канделябров на просцениуме, хочется в самом начале видеть их зажжёнными. Быть может сделать так: когда зритель входит, он видит в полумраке сцену, где качается пламя свечей в высоких позолоченных канделябрах и слегка вырисовывается рисунок gobelins. Сигналом к началу акта будет служить тихая увертюра: вбегают арабчонки (6—8), (Арабчонки вводятся для установки и уборки аксессуаров и мебели на сцене в антрактах. В антрактах из-за сцены слышна музыка, цель которой позабавить зрителя (прим. автора).) быстро тушат канделябры, сцена ярко освещается, арабчонки исчезают, начинается акт в мажорных, радостных топах.

Акт II (день)

У автора: «Театр представляет деревню на берегу моря».
У нас: первый план, как и в 1-м акте, лишь gobelins отдернуты.
Второй план: пейзаж (Сицилия).
К сведению из текста: «Неужели в этих местах, среди этих лесов и скал может жить такая... »

Акт III (вечер и ночь)

У автора: «Театр представляет лес».
У нас: первый план, как в предыдущих актах.
Второй план: 1) лес и 2) приготовленная для «чистой перемены» гробница (этот акт делится у нас на две картины).
В этом акте одно из действующих лиц снова говорит об этих «деревьях и скалах».
В смысле освещения хочется в этом акте дать 4 периода:
а) в начале акта вечер (эффект сосредоточен во 2-м плане);
б) постепенное стемнение первого плана (просцениума) с расчетом на игру силуэтов на фоне кружевного просвета леса во 2-м плане. Настоящая «Schattenspiel» во вкусе старинных балаганов;
в) темно совсем (кружевной просвет померк в явлении 6-м, когда на сцене только Жуан и Сганарель. Вся сцена освещена одним фонарем в руках Жуана;
г) в темноте (Жуан на время скрыл в плаще фонарь) «чистая перемена» и фосфорический свет из гробницы после перемены карт. 1-й на 2-ю.
О гробнице имеются в тексте такие ремарки: «Что это за прекрасное здание?» — «Гробница...» — «Мне рассказывали чудеса об этой гробнице и особенно о статуе Командора».— «Ворота отворяются».— «Славная статуя. Каков мрамор! Какие колонны!» — «Хорош он (Командор), нечего сказать, в римской тоге».

Акт IV (ночь)

Этот акт следует тотчас же за предыдущим («чистая перемена»). У автора: «Театр представляет комнату Дон-Жуана».
У нас: комната Дон-Жуана, где левая часть скрыта за большой занавеской (оттуда выходы действ, лиц), а правая часть: большое окно, открывающее звездную ночь.
Для действия только первый план.
Во втором плане лишь проспект звездной ночи.

Акт V (вечер)

У автора: «Театр представляет сельский вид».
У нас: на первом плане нет никакой мебели; на втором — сельский вид (живописные полотна и пратикабли).
Приготовлено на черте, разделяющей 1-й от 2-го плана, место, куда ведет Жуана Статуя, и здесь происходит финальная сцена сгорания Жуана.
К концу 3-го явления 2-й план затемнить для того, чтобы на фоне темного (быть может, даже облачного) неба сделать более эффектной сцену сгорания и зигзаг молнии при ударе грома в финале.
Черта, разделяющая 1-й план от 2-го, обозначена условной ширмой, которая по требованиям декоративной компоновки сцены иногда раздвигается или убирается.

Костюмы — кому и сколько

Дон-Жуана — 1 парадный для прогулок (I и V акты). 1 камзол менее парадный, в который Ж. переодевается после крушения лодки (II акт). 1 крестьянский (III акт).
Сганарель: 1 костюм старшего слуги (I), 1 камзол, в который Сг. переодевается после крушения (II), головной убор. 1 докторский костюм (III), головной уб.
Гусману — 1 костюм конюшего (I).
Эльвире — дорожный костюм (I), костюм «дамы под вуалью» (IV), костюм призрака «под покрывалом».
Шарлотте — крестьянский костюм (II).
Матюрине — крестьянский костюм (II).
Пьеро — крестьянский костюм (II), головной убор.
Ла-Рамэ — костюм бродяги (И), гол. убор.
Нищему — один костюм.
Трем разбойникам — (шпаги) но одному костюму.
Дон Карлосу — один костюм (дд. III и V) дорожный, шпага, головной убор.
Дон Алонзо — дорожный костюм один, шпага, головной убор.
Статуе Командора.
Раготэн, Виолетта – слуги, каждому по одному костюму, без головного убора.
Диманшу — костюм купца, гол. убор.
Дон Луи (отец Жуана) — один костюм для IV и V дд.
Костюм явления «Время с косою в руках».
Шести арабчонкам для антрактной игры.

К костюмировке из текста автора:

Сганарель (намекая на внешность Д.-Жуана): «если у вас белокурый завитой парик, шляпа с плюмажем, шитое золотом платье и ленты огненного цвета...»
Жуан об Эльвире (для кост. I акта): «что она с ума сошла, что ли... не переоделась. Так и явилась сюда в дорожном костюме». «Как вы дурно защищаетесь для придворного» (Жуан — придворный).
«Платье у него (Жуана) сверху донизу вышито золотом», «его (Жуана) одели... сколько навешали разных разностей... сколько разных пуговиц... и не разберешь к чему они. Волосы-то у них на голове не свои, а они их особо надевают, словно колпак какой. Рукава у их рубашек такие широкие, что мы с тобой оба спрячемся в один рукав. Вместо штанов они носят какую-то широкую расшитую юбку, а вместо кафтана какую-то курточку, которая едва доходит до брюха. На месте воротника у них наверчен на шею большой платок, а из-под платка висят до самого пояса какие-то кисти. Внизу рукавов надеты тоже маленькие воротнички, и везде ленты, все ленты, ленты даже на башмаках; и башмаки эти так сшиты, что надень их я — непременно бы сломал себе шею» (Пьеро).
Нищий. Дон-Жуан ему: «Лучше помолись ему о себе, чтобы он дал тебе чем одеться».
Ла-Рамэ. Сцена VIII (стр. 32). Вся сцена крайне таинственна в сценически-условном смысле. Хочется дать всему облику Рамэ мелодраматический замысел! Закутан в плащ. Быть может, выпустить его в маске?
(Изд. об-ства Люб. Росс. Слов. Пер. Родиславского).

Мебель и аксессуары

Акт I. Ряд кресел (количество определить по живописным соображениям), канделябры на тумбах (тоже).
Акт IV: 2 стола (один большой, накрытый для ужина, другой значительно меньше, для составления на него приборов).
2 табурета из 1-го акта.
3 стула (у стола для ужина).
1 канделябр на столе для ужина. Тарелки, вино, бокалы.
Акт V: Коса для Времени.
Шесть шпаг.

Вс. Мейерхольд
30 мая 1909 г.

1-2-3-4-5


Умбрийская долина (Головин А.Я.)

Этюд (Головин А.Я.)

Эскиз костюма Катерины из Грозы Островского

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.